51fd4ac0
Фотоэпиляция, элос эпиляция - Мир красоты и здоровья, косметический салон
  звоните:  
(495) 959-8999
АКЦИИ
Кавитация + Прессотерапия 3000 рублей
карта сайта
О центре Услуги Каталог товаров Цены Акции Программы Вопросы и ответы Статьи Аппаратная Косметология Татуаж и Татуировки Мамопластика Пилинг Массаж SPA (СПА) Трихология Волосы жирные у корней и сухие на кончиках Уход за тонкими волосами Проблема выпадения волос Выбор шампуня Использование бальзамов и кондиционеров для волос Маски для волос Враги красивой шевелюры Перхоть Секреты окрашивания хной Уход за волосами Цвет волос Волосы Перспективы применения биологических препаратов в лечении выпадения волос Радиесс (RADIESSE) — новый дермальный филлер Правила на каждый день Правильное питание Как правильно выбрать прическу ПРЕДМЕТ НАИВЫСШЕЙ ГОРДОСТИ ОСОБЕННОСТИ СТРОЕНИЯ ВОЛОС ВОЗВРАЩЕНИЕ ВОЛОС ИЛИ ИХ ПРИОБРЕТЕНИЕ ПРИЧИНЫ ИСТОНЧЕНИЯ И ВЫПАДЕНИЯ ВОЛОС И ТИПЫ ОБЛЫСЕНИЯ МИФЫ О ВОЛОСАХ И ОБЛЫСЕНИИ ПОДБОР ПРИЧЕСКИ С УЧЕТОМ ФОРМЫ ЛИЦА ПОДБОР ЦВЕТА ВОЛОС С УЧЕТОМ ТОНА КОЖИ ОБРАЗ ЖИЗНИ КЛИЕНТА Уход за волосами после нормализации веса Простые прически для Ваших волос Стильные вечерние прически Косметический уход за волосами Гипертрихоз Линдрогенетическая Алопеция Рецепты Красоты Красота и Здоровье Инъекционные Методики Косметология в Терминах F.A.Q. по Косметике Маникюр и Педикюр Макияж Пластика Фитнес Дерматология Контактная информация
Новости
22.10.2012
Бальзам FAVORIT Лошадиная формула


22.10.2012
Шампунь FAVORIT Лошадиная формула


все новости »
Задайте вопрос!
Ваше имя:
Ваш телефон:
Ваш e-mail:
Ваш вопрос/пожелания:
Эпиляция, аппаратная косметология косметология, омоложение » Статьи » Трихология »

Перспективы применения биологических препаратов в лечении выпадения волос

1231 МЕЗОТЕРАПИЯ В ТРИХОЛОГИИ. СОСТОЯНИЕ НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ

В практике врача-трихолога мезотерапия имеет огромное значение. Наряду с физиотерапевтическими методами, мезотерапевтический является основным и самым распространенным методом, который врач может предложить пациенту.

Мезотерапевтическое введение лекарственных средств в кожу имеет целый ряд преимуществ, позволяя воздействовать на метаболизм волосяных фолликулов на местном уровне.

Невысокие концентрации и особенности фармакокинетики лекарственных средств на уровне мезодермы позволяют избежать системного влияния (или сделать его минимальным), а, следовательно, и системных побочных эффектов.

Курс мезотерапевтического лечения имеет некоторый период последействия, что позволяет пациентам делать перерывы в терапии. Кроме того, использование мезотерапии дает возможность избежать или отсрочить назначение системных лекарственных препаратов, многие из которых обладают влиянием на различные параметры эндокринной системы и имеют свои противопоказания и ограничения.

Мезотерапевтический метод лечения может с успехом применяться практически при любых нарушениях метаболизма и заболеваниях волос и кожи головы:

андрогенетическая алопеция; •

диффузная (телогеновая) алопеция; •

очаговая алопеция; •

жирная себорея; •

сухая себорея; •

себорейный дерматит; •

структурные нарушения волос. •

В зависимости от решаемой проблемы выбирается тот или иной состав вводимых коктейлей.

В настоящее время в трихологии используются преимущественно те же группы препаратов, что и в антивозрастных программах для лица:

витаминные препараты; •

сосудистые комплексы; •

регенеранты и активаторы метаболизма; •

гиалуроновая кислота; •

микроэлементы. •

Такой подход представляется весьма оправданным, так как действие активных ингредиентов мезотерапевтических коктейлей направлено на сохранение генетического аппарата клеток (блокирование поврежденных участков ДНК), восстановление ион-

ного баланса, усиление антиоксидантной защиты, репарации и процессов детоксикации, активацию систем энергообеспечения клеток. Все эти эффекты мезотерапии оказывают положительное воздействие как на клетки кожи, так и на клетки волосяного фолликула. Помимо указанных выше групп препаратов, в трихологии применяются и специфические

средства, такие как 2% раствор миноксидила, 0,05% раствор финастерида (при андрогенетической алопеции у мужчин), глюкокортикостероиды (при очаго-

вой алопеции).

А. Новые тенденции в лечении алопеции

Как видно из вышеизложенного, мезотерапевтические группы препаратов, применяемые в трихологии сегодня, в большинстве своем воздействуют на метаболизм волосяных фолликулов неспецифически (за исключением финастерида и миноксидила).

В последнее время ведутся интенсивные исследования в области изучения факторов нейро-иммуноэндокринной регуляции физиологии волосяного

фолликула. Идентичность ряда сигнальных молекул этих трех регуляторных систем, их фило- и онтогенетическая общность свидетельствуют о функциональной целостности и дают основания к объединению в единую нейро-иммуно-эндокринную систему.

Подавляющая часть исследований в настоящее время ведется на клеточных культурах и животных моделях.

К сожалению, такие экспериментальные модели не являются идеальными, так как при их использовании нельзя полностью сымитировать процессы, происходящие на уровне волосяных фолликулов человека in vivo (в физиологических и патологических

условиях). Кроме того, поскольку цикличность роста волос у животных, в отличие от человека, синхронизирована (это проявляется в сезонных линьках),

экстраполировать данные, полученные на лабораторных животных, приходится с осторожностью. Тем не менее, экспериментальные исследования – необходимый этап изучения процессов, происходящих в организме человека, они создают основу для даль-

нейших клинических исследований и поиска потенциальных методов воздействия на те или иные патологические процессы.

На физиологию волосяного фолликула оказывает то или иное воздействие широчайший спектр биологически активных регуляторных молекул (таблица 1).

Исследования регуляции роста волос имеют и практическое значение: они открывают новые

возможности активного прицельного воздействия на волосяной фолликул с целью восстановления его нормального жизненного цикла и качества волоса.

Активный поиск агонистов или, наоборот антагонистов рецепторов, получение синтетических аналогов их лигандов ведется сразу по многим направлениям.

Наиболее интересными и перспективными представляются следующие молекулы:

1. Меланоцит-стимулирующий гормон (МСГ).

2. Медь-пептидный комплекс.

3. Факторы роста (VEGF, b FGF, IGF-1).

4. Антагонисты р53.

5. Блокаторы рецепторов EGF и др.

Меланоцит-стимулирующий гормон (МСГ) 1.

Кожа является стратегическим барьером между внутренней и внешней средой, постоянно подвергаясь воздействию негативных стрессовых факторов.

Чтобы противостоять их агрессивному воздействию, кожа располагает высокоорганизованной системой, интегрирующей кортикотропин-релизинг гормон

(КТ-РГ) и белки семейства проопиомеланокортина (ПОМК), главным образом – адренокортикотропный гормон (АКТГ) и á-меланоцит-стимулирующий гормон (á-МСГ).

Эта система представляет собой аналог гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (ГГН)

оси и служит главной антистрессорной системой кожи. Органные культуры человеческих волосяных фолликулов также демонстрируют наличие в них полного эквивалента ГГН-оси, включая синтез кортизола, его секрецию и негативную обратную регуляцию экспрессии КТ-РГ кортизолом. АКТГ и á-МСГ экспрессируются клетками наружной оболочки волосяных фолликулов в фазе анагена, дермальными фибробластами и эндотелиоцитами капилляров.

В условиях стресса происходит индукция экспрессии мРНК ПОМК и меланокортиновых рецепторов 1 типа (МК-1). Пептиды ПОМК оказывают свое биологическое действие в коже, модулируя иммунный и воспалительный ответы. Противовоспалительное действие производных ПОМК выражается в дальнейшей стимуляции синтеза стероидных

гормонов – увеличении продукции кортикостерона фибробластами.

ПОМК представляет собой прогормон, который с помощью специальных ферментовконвертаз расщепляется на несколько фрагментов. в результате

образуется семь различных биологически активных пептидов-дериватов ПОМК: АКТГ, â-липотропин, á-, â- и ã-меланоцит-стимулирующий гормон (МСГ), â-эндорфин и мет-энкефалин.

Наиболее изученным фенотипическим проявлением действия белков, производных ПОМК, в том числе АКТГ и МСГ, является стимуляция меланогенеза и переключение с феомеланогенеза на эумеланогенез , что подтверждается и клиническими наблюдениями детей с дефицитом ПОМК, которые всегда имеют рыжий цвет волос.

В настоящее время активно ведутся исследования по изучению возможности применения препаратов на основе á-МСГ для профилактики и лечения поседения волос. В этих целях предполагается использование трипептидного синтетического аналога á-МСГ – K(D)PT, идентичного ИЛ-1â, который может имитировать эндогенную регуляцию естественного

гормона и обладает минимумом побочных эффектов при клиническом применении. Как было показано иммуногистоморфометрически,в органной культуре K(D)PT сам по себе не влияет на пигментацию человеческих волосяных фолликулов. Однако в присутствии

провоспалительных цитокинов (ã-интерферона) он достоверно повышает содержание меланина в волосяных фолликулах и формирование дендритных окончаний меланоцитов in situ. Иными словами, K(D)PT и ИЛ-1â усиливают пигментацию в условиях воспаления. Это может найти свое клиническое применение в лечении поседения волос, особенно

при поствоспалительном полиозе (рост седых волос в фазе регресса при очаговой алопеции).

Несмотря на свою непосредственную функцию регулятора УФ-индуцированного меланогенеза, МСГ не может рассматриваться исключительно как белок «пигментации». Имеется уже достаточно много работ, подтверждающих иммуномодулирующую и противовоспалительную роль этого гормона в коже. á-МСГ угнетает экспрессию белка теплового шока hsp 70, что подтверждает гипотезу о роли МСГ в гомеостазе, выживаемости и цитопротекции. á-МСГ и АКТГ обладают и модулирующими свойствами в отношении регуляции жизненного цикла волосяных фолликулов. Рост волос и циклическая активность волосяного фолликула определяются «биологическими часами», которые у грызунов меняют физиологию и морфологию кожи. Внутрикожная концентрация КТ-РГ и экспрессия рецепторов КТ-РГ 1 изменяются в соответствии с циклом роста волос, достигая пика во время анагена и минимума – во время телогена и катагена. В соответствии с этими ритмами концентрации КТ-РГ экспрессия гена ПОМК и синтез пептидов ПОМК (â-эндорфин, АКТГ и á-МСГ) у мышей также синхронизирована

с циклом волосяных фолликулов [1]. АКТГ действует как индуктор фазы анагена, но провоцирует преждевременное начало катагена при воздействии на кожу в фазе анагена. Кроме того, он усиливает экспрессию собственных рецепторов и рецепторов к кортизолу в волосяных фолликулах. Из этого можно заключить, что биологические часы, регулирующие активность волосяных фолликулов, одновременно регулируют и местную продукцию, высвобождение нейрогормонов и экспрессию соответствующих рецепторов.

Медь и трипептиды меди 2.

Медь является одним из важнейших микроэлементов, входя в состав многих ферментов, гормонов и витаминов. Как кофактор она входит в состав тирозиназы, влияя тем самым на синтез меланина, супероксиддисмутазы (важнейшего элемента антиоксидантной защиты клетки), цитохромоксидазы-С (участника энергетического метаболизма и клеточного дыхания) и др. Этот микроэлемент принимает участие в формировании структуры белков соединительной ткани – коллагена и эластина.

Волосяные фолликулы, по сравнению с другими структурными элементами кожи, содержат достаточно много меди. Медь стимулирует синтез компонентов внеклеточного матрикса, способствует пролонгированию фазы роста (анагена). О важности этого микроэлемента для нормального роста волос свидетельствует и клиническая картина болезни Менкеля – заболевания, связанного с врожденным дефицитом меди. Помимо отставания в росте и умственном развитии, этот генетический синдром характеризуется белой кожей и редкими, истонченными, седыми волосами.

Медь – важный составной элемент и так называемого медь-трипептидного комплекса (МТПК), являющегося фактором роста для самых различных дифференцированных клеток. В частности МТПК стимулирует пролиферацию дермальных фибробластов, усиливает продукцию VEGF, но снижает секрецию трансформирующего фактора роста â1 (TGFâ1).

Экспериментально in vitro и in vivo было показано, что МТПК стимулируют рост человеческих волосяных фолликулов за счет усиления пролиферации и предотвращения апоптоза клеток дермальных сосочков.

Трипептид меди Gly-(L-His)-(L-Lys), или GHK, образует комплекс с Cu++. Он играет важную роль в процессах ремоделирования ткани на завершающих этапах репарации и обладает противовоспалительным действием, которое обусловлено торможением

образования свободных радикалов, гликозилирования белков, синтеза тромбоксана и провоспалительных цитокинов (ТРФ-â1, ФНО-á и т.п.). Его противовоспалительное действие проявляется, в частности, в предотвращении фотоповреждения кератиноцитов кожи, ускорении восстановления фибробластов после рентгеновского облучения

и повышении приживляемости волосяных графтов после пересадки волос.

Экспериментальные работы, проводившиеся на мышах и крысах, показали, что МТПК стимулирует рост волос. Его действие изучалось по фототрихограммам с помощью микроморфометрического анализа (фолликулограммы) и определения скорости синтеза ДНК в фолликулярных клетках.

Под действием МТПК происходило усиление пролиферации фолликулярных клеток, приводящее к трансформации веллусных (тонких) волос в терминальные и удлинению фазы анагена. Имеются и клинические наблюдения об успешности применения медьсодержащих трипептидных комплексов в лечении алопеции, в том числе – индуцированной химиотерапией. По сравнению с любыми белками МТПК обладает очень небольшими размерами, что обусловливает его высокую проникающую способность в биологических средах.

Кроме того, его молекула сохраняет свою стабильность в средахс различными значениями рН. Эти физико-химические свойства делают МТПК весьма перспективным для создания различных косметических и лекарственных препаратов. Уже сейчас разработаны и активно применяются наружные средства на основе трипептидов меди для лечения

выпадения волос, а также ревитализации и усиления репарации кожи.

Факторы роста 3.

Сосудисто-эндотелиальный фактор роста (VEGF).

Волосяные фолликулы млекопитающих, в том числе и человека, постоянно вовлечены в циклическую смену роста и регресса, что требует соответствующего меняющегося сосудистого обеспечения. Изменения кожной васкуляризации и перфузии во время жизненного цикла волоса достаточно подробно описаны. Растущий волосяной фолликул окружен развитой сосудистой сетью, связанной с глубокими дермальными сосудистыми сплетениями. В фазу анагена, для поддержки быстрой клеточной пролиферации, потребности волосяных фолликулов в энергетических субстратах значительно повышаются. Размер перифолликулярных сосудов во время анагеновой фазы увеличивается почти в четыре раза, быстро уменьшаясь во время катагена и телогена. Эти изменения происходят параллельно с циклическими изменениями размеров волосяных фолликулов. Перифолликулярный ангиогенез коррелирует во времени и пространстве с усилением экспрессии мРНК VEGF фолликулярными кератиноцитами наружного волосяного влагалища. В экспериментальных работах было показано, что у трансгенных мышей с повышенной экспрессией VEGF в кератиноцитах наружного волосяного влагалища наблюдаются усиление перифолликулярной васкуляризации, ускоренное вос-

становление волосяного покрова после депиляции и увеличенные размеры волос. И наоборот, блокада VEGF систематическим введением нейтрализующих VEGF антител приводит к замедлению роста волос и уменьшению размеров волосяных фолликулов.

VEGF является одним из важнейших медиаторов роста волосяных фолликулов, оказывая прямое воздействие на их васкуляризацию. Первоначально идентифицированный как фактор роста опухолевых клеток, повышающий сосудистую проницаемость для плазменных белков, позднее он был обозначен как эндотелиальный клеточноспецифичный митоген. In vivo VEGF увеличивает микрососудистую проницаемость и ангиогенез, способствует взаимной адгезии кератиноцитов волоса, повышает прочность, толщину и плотность волос. В дермальных сосочках волосяных фолликулов VEGF стимулирует пролиферацию клеток матрикса и эндотелиоцитов сосудистой сети, формирование вещества внеклеточного матрикса, поддерживая, таким образом,

фолликулы в состоянии анагена.

Нарушения васкуляризации волосяных фолликулов играют важную роль в патогенезе состояний, характеризующихся усиленным выпадением волос, включая андрогенетическую алопецию.

Учитывая важную роль VEGF в биологии волос, этот фактор роста может быть эффективным методом при лечении состояний, характеризующихся нарушением роста волос и миниатюризацией волосяных фолликулов, способствуя увеличению сосудистой

поддержки волосяных фолликулов. Действие уже имеющегося в распоряжении врачей

средства от выпадения волос с доказанной эффективностью – миноксидила – свидетельствует о том, что в его эффективности не последнюю роль играет влияние на синтез VEGF. Установлено, что синтез мРНК и белка VEGF достоверно повышается в волосяных фолликулах, инкубирующихся в присутствии миноксидила, причем этот эффект имеет дозозависимый характер (чем выше концентрация миноксидила в среде, тем активнее идет синтез VEGF).

Фактор роста фибробластов. И у мышей, и у человека идентифицировано 22 фактора, относящихся к семейству факторов роста фибробластов (FGF), экспрессирующихся в коже, и 4 вида рецепторов к ним. Они могут по-разному влиять на состояние волосяного фолликула, способствуя стимуляции роста или, наоборот, вхождению волоса в стадию период телогена. в совокупности FGF осуществляют тонкую регуляцию смены периодов активного роста, покоя и выпадения волоса. Kawano M и соавт. обнаружили, что активность экспрессии мРНК различных FGF зависит от фазы цикла. Так экспрессия мРНК FGF18 и 13 достигает своего максимума в период телогена, FGF7, 10, 5 и 22 – во второй половине анагена. В культуре FGF18 стимулирует синтез ДНК в человеческих дермальных фибробластах, клетках дермальных сосочков, эпидермальных кератиноцитах и эндотелиоцитах сосудов. При подкожном введении FGF18 мышам, волосяные фолликулы которых находятся в фазе телогена, наблюдается их трансформация в фазу анагена с активацией роста волос.

Одним из самых изученных и уже применяемых в дерматологии и комбустиологии FGF является FGF-2, или основной (bFGF) фактор роста фибробластов. FGF-2 способен действовать внутриклеточно как активатор пролиферации. Он положительно

влияет на рост всех типов клеток кожи, стимулирует продукцию компонентов внеклеточного матрикса фибробластами, стимулирует их хемотаксис и синтетическую активность. В исследованиях in vitro обнаружена возможность синергизма между VEGF

и bFGF в индукции ангиогенеза, в том числе и в перифолликулярной области во время анагена.

В целом ряде экспериментальных работ было доказано, что добавление в культуральную среду клеток дермальных сосочков bFGF значительно повышает их активность и вызывает индукцию роста волос. Подкожное введение мышам желатинового гидрогеля, содержащего bFGF, приводило к увеличению площади и длины волос в зоне введения, причем чистый гидрогель (без факторов роста) такого влияния на рост волос не оказывал.

Установлено, что концентрация bFGF особенно высока в областях пролиферации развивающихся и зрелых фолликулов, что свидетельствует о его роли регулятора митотической активности клеток эпителиального происхождения. Напротив FGF1 (acidic FGF, aFGF) присутствует в дифференцирующихся клетках волосяных луковиц, где может участвовать в формировании структурных компонентов фолликулов или волокон. In vitro было показано, что bFGF отдаляет наступление катагена в клеточной культуре волосяных фолликулов, в то время как aFGF выступает промотором катагена. Эти наблюдения

позволяют сделать вывод о том, что белки семейства FGF отвечают за тонкую регулировку фаз жизненного цикла волосяных фолликулов.

Инсулиноподобный фактор роста 1. Инсулиноподобный фактор роста 1 (IGF-1) считается одним из важнейших факторов роста во многих биологических системах. Структурно он близок к инсулину и может оказывать инсулиноподобные эффекты на метаболизм глюкозы и некоторые другие функции. Система IGF-1 и IGF-связывающих белков играет колоссальную роль в обеспечении гомеостаза кожи, в особенности эпидермиса, как

в физиологических, так и в патологических условиях; принимает участие в регуляции пролиферации и миграции клеток волосяных фолликулов.

Безусловная очевидность критической роли системы IGF в гомеостазе эпидермиса была доказана в экспериментах на нокаутированных по гену рецепторов IGF-1 мышах, фенотипически характеризующихся тонкой кожей, с неразвитым шиповатым

слоем и уменьшенным размером и количеством волосяных фоллликулов. Синдром Ларона

(врожденная недостаточность IGF-1), помимо сильной задержки роста и ряда обменных нарушений, характеризуется структурными нарушениями (истончение, ломкость, pili torti, узловатая трихоклазия и т.д.) и завышенной линией роста волос.

У взрослых пациентов обычно выявляется алопеция различной степени выраженности.

В тканях IGF-1 продуцируется клетками мезенхимального происхождения и действует паракринным или аутокринным путем, связываясь со своими специ фическими рецепторами на поверхности клеток. Имеется множество примеров, показывающих, что IGF экспрессируются эпидермальными кератиноцитами. Rudman с соавт. продемонстрировали экспрессию мРНК и белка IGF-1 в эпидермисе срезов человеческой кожи. В частности IGF-1 локализуется в зернистом слое, а также в дифференцирующихся эпидермальных клетках волосяных фолликулов. Иммуногистохимический анализ свидетельствует, что положительное окрашивание рецепторов GH (гормон роста)/IGF-связывающий белок в коже человека (как взрослых, так и новорожденных), крыс и кроликов обнаруживается в различных дермальных структурах, включая фибробласты и клетки дермальных сосочков волосяных фолликулов, Шванновские клетки периферических нервных волокон, клетки скелетной мускулатуры, адипоциты,

гладкомышечные волокна и эндотелий сосудов.

Считается, что IGF-1 играет важную митогенную и морфогенетическую роль в мезенхимальноэпителиальных взаимодействиях между дермальными сосочками и матриксом волос, обеспечивая клеточную пролиферацию и дифференцировку

в зрелом волосяном фолликуле. В целом IGF-1 стимулирует пролиферацию клеток волосяного фолликула посредством внутриклеточной передачи сигнала от рецепторов. Локальное введение IGF-1 в кожу овец стимулирует синтез белка и кератина

шерсти. У трансгенных мышей с избыточной экспрессией IGF-1 наблюдается раннее развитие волосяных фолликулов, ускорение цикла роста волос и ускоренная репарация кожи. Кроме того, для многих типов клеток IGF-1 играет роль фактора выживаемости, предотвращая их гибель. Эта антиапоптотическая функция IGF-1 может иметь большое

значение в развитии клеток волосяных фолликулов, регулярно подвергающихся апоптозу в фазе катагена жизненного цикла волоса.

Антагонисты р53 4.

Фактор транскрипции p53 обладает широким спектром биологических эффектов, включая регуляцию клеточного апоптоза, в том числе, индуцированного радиацией или химиотерапией апоптоза клеток волосяных фолликулов. Доказана и его роль в физиологическом апоптозе и регрессии волосяных фолликулов (катаген). Во время анагена фибробласты дермальных сосочков волосяных фолликулов секретируют огромное количество факторов роста (IGF-1, KGF, HGF и т.п.), поддерживающих пролиферативную активность и дифференцировку кератиноцитов матрикса волос. Переход волосяных фолликулов из фазы анагена в фазу катагена характеризуется резким уменьшением секреции этих ростовых факторов клетками дермальных сосочков и увеличением концентрации р53, выступающего в этих условиях медиатором апоптоза.

Не так давно было показано, что небольшие молекулы, действующиекак ингибиторы р53, значимо уменьшают побочные эффекты ионизирующей радиации у мышей, угнетая р-53-опосредованный клеточный апоптоз. Эти данные позволяют предположить, что фармакологическая блокада р53 с помощью синтетических антагонистов может стать

новым терапевтическим направлением в лечении различных видов нарушений роста волос, сопровождающихся преждевременным вступлением в фазу

катагена, например, андрогенетической, телогеновой и очаговой алопеции.

Блокаторы рецепторов EGF 5.

Рецепторы эпидермального фактора роста (EGF) широко представлены на клетках кожи, включая базальный и супрабазальный слои эпидермиса, сальные железы и клетки наружного волосяного влагалища. Их физиологическая роль заключается в обеспечении эпидермального обновления, целостности и стимуляции роста волос. Важнейшие клеточные функции, нарушаемые при проведении терапии блокаторами рецепторов EGF, – эпидермальная дифференцировка, пролиферация, апоптоз и миграция, – в целом приводят к прекращению роста и терминальной дифференцировке кератиноцитов

базального слоя. Блокада рецепторов EGF волосяных фолликулов также приводит к их терминальной дифференцировке, что в некоторых случаях сопровождается трихомегалией.

Лекарственные средства, относящиеся к группе ингибиторов EGF, широко применяются в лечении злокачественных эпителиальных опухолей. в результате проведения такой терапии со стороны кожи развивается множество побочных эффектов.

Одним из таких осложнений и является трихомегалия, описываемая как преждевременное созревание (терминальная дифференцировка) волос ресниц и скальпа, что проявляется усиленным оволосением. Трихомегалия ресниц может возникнуть как изолированно, так, и чаще, как часть общего феномена, связанного с применением ингибиторов рецепторов EGF. Интересно, что в отличие от других побочных эффектов, имеющих временный характер (например, папуло-пустулезные высыпания), в отношении трихомегалии не возникает толерантности, а ее клинические проявления сохраняются. Более ранние исследования выявили взаимосвязь между ростом волос и фокусным ингибированием EGF на животных моделях, в ходе которых было продемонстрировано поддержание

волосяных фолликулов в состоянии анагена.

Длительное сохранение трихомегалии у некоторых пациентов требует более детального изучения механизма данного феномена и открывает новые возможности терапевтического использования ингибиторов рецепторов EGF для стимуляции роста волос.

Б. Каковы перспективы? (Препараты INNO-TDS, Испания, для мезотерапии)

Среди бесконечного разнообразия мезотерапевтических продуктов, имеющихся на российском косметологическом рынке, в прошлом году появились препараты испанской компании INNOSEARCH, объединенные общим названием INNO-TDS. Разработка всех продуктов INNO-TDS осуществляется на базе собственной лаборатории, с учётом современных тенденций в эстетической медицине. Продукты данной марки отличает

оптимальный состав и соотношение компонентов в готовых к применению коктейлях, стерильность и апирогенность, максимально возможные концентрации активных компонентов, сбалансированность по осмолярности и рН. Составы всех коктейлей запатентованы, а их эффективность и безопасность доказаны в ходе научных и клинических исследований.

Имеющиеся в настоящее время мезотерапевтические коктейли INNO-TDS с успехом могут

применяться и в трихологической практике. В их состав входят компоненты, уже давно подтвердившие свою эффективность при лечении различных заболеваний и состояний кожи головы и волос (таблица 2).

В лабораториях компании INNOSEARCH постоянно ведется разработка новых, более сложных и высокотехнологичных продуктов, в частности специального коктейля для лечения различных видов алопеций – INNO-TDS HAIR LOSS. Помимо активаторов метаболизма и компонентов с ярко выраженным сосудистым действием таких, как

эуфиллин, глутатион и АТФ, в его состав войдут трипептид меди-1 и три фактора роста: VEGF, bFGF, IGF-1, обладающие синергетическим эффектом.

Предполагают, что лечебное действие препарата будет складываться из торможения выпадения волос и прерывания телогена и латентного периода

(1 фаза) и улучшения кровоснабжения, утолщения и стимуляции роста волосяных фолликулов (2 фаза).

2 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Последнее десятилетие ознаменовалось значительным расширением наших знаний об

эпидермально-мезенхимальных сигнальных системах, с помощью которых волосяной фолликул сам регулирует свою жизнедеятельность, а также взаимодействует с перифолликулярным сосудистым, нервным и иммунным микроокружением.

Развитие волосяного фолликула, «запуск» цикла жизни волоса и контроль его роста обеспечиваются механизмами регуляции самых разнообразных клеточных процессов, включая пролиферацию и дифференцировку, клеточную адгезию, миграцию, апоптоз и хемотаксис. Помимо теоретической значимости исследования этих регуляторных механизмов и биологических молекул, их реализующих, имеют в перспективе и большую практическую значимость.

Выявление и идентификация ключевых сигнальных молекул, вовлеченных в процессы «включения» и «выключения» различных фаз жизненного цикла волоса, позволят получить качественно новые пути к решению самых разнообразных трихологических проблем, связанных как с выпадением волос, так и с их нежелательным избыточным

ростом.

До настоящего времени подходы к лечению волос заключались, по сути, либо в обеспечении волосяных фолликулов необходимыми энергетическими

субстратами, витаминами и микроэлементами, либо в «выключении» на разных этапах андрогенового влияния на них. Однако исследования последних лет и прогресс в области молекулярной фармакологии позволяют надеяться, что уже достаточно скоро у врачей-трихологов появятся возможности регулировать смену фаз жизненного цикла и влиять

на физиологические процессы на клеточном уровне.

Причем именно мезотерапия представляется в этом случае наиболее перспективной и оправданной.

С одной стороны, это позволит локально воздействовать на волосяные луковицы без риска системного влияния активных компонентов, а с другой – снизит риск нежелательных метаболических изменений этих молекул со стороны всего организма в целом, что практически неизбежно при их системном введении.

Таблица 1. Биологически активные регуляторные молекулы, влияющие на рост волос Биологически активные регуляторные молекулы, влияющие на рост волос

Стимуляция

Подавление

Разнонаправленное действие

ЭстрогеныАндрогеныМСГ, АКТГ (в катагене стимулируют, в анагене подавляют)
Инсулиноподобный фактор роста 1 (IGF-I)Интерферон γ (IFN-γ)Т4, Т3*
Сосудисто-эндотелиальный фактор роста (VEGF)Интерлейкин 1α (IL-1)Кортизол*
Основной фактор роста фибробластов (bFGF)Фактор роста фибробластов 5 (FGF5)Витамин Д*
Трипептиды медиПролактин 
Фактор роста кератиноцитов (KGF)ТТГ 
Фактор роста гепатоцитов (HGF)Эпидермальный фактор роста (EGF) 
ПростагландиныЭндоканнабиоиды и экзоканнабиоиды 
 Фактор транскрипции р53 

* физиологические дозы стимулируют, высокие – подавляют

Таблица 2. Состав коктейлей INNO-TDS и показания к их применению в трихологии Состав коктейлей INNO-TDS и показания к их применению в трихологии

Название препарата

Состав

Показания

TracerКремний 0,5% Глюконат цинка 0,2%

Глюконат магния 0,1%

Глюконат меди 0,1%

Глюконат марганца 0,1%

  • ДТА

  • АГА (вспомогательная терапия)

 
RestructurerВитамин С 3% Кремний 0,5%

Цинк 0,17%

Липоевая кислота 0,01%

Магний 0,01%

  • Перхоть

  • Восстановление после стрессовых

  • процедур (окрашивание и т.п.)

  • ДТА

 
RevitalizerГиалуроновая кислота 0,5% ДНК 0,2%

АТФ 0,01%

Глюконат меди 0,01%

  • Алопеция в менопаузе

  • Сухая себорея

 
Skin moisture regulatorГиалуроновая кислота 0,5% Пантенол 5%

Пиридоксин 0,00000025%

Биотин 0,00000025%

  • Сухость волос и кожи головы

  • Себорея

  • ДТА

 
DrainerЭкстракт мелилото 1% Рутин 0,1%

Экстракт артишока 1%

Кремний 0,1%

  • ДТА

  • АГА (вспомогательная терапия)

 

ДТА – диффузная телогеновая алопеция, АГА – андрогенетическая алопеция

А.А. Шарова, кандидат медицинских наук, дерматолог, трихолог кандидат медицинских наук, дерматолог, трихолог

Контакты  
г.Москва ул.Мытная д.52
icq 577479052
6330606@gmail.com
(495) 959-8999
(499) 764-5442
Книга отзывов
© 2009 "Мир красоты и здоровья"
Лицензия Департамента Здравоохранения
г. Москвы № ЛО-77-01-003794
Юридическая информация
создание сайтов